В суд поступил иск о признании договора аренды неправомерным и возвращении земельного участка из незаконного владения.

Истец сослался на то, что после смерти своей бабушки получил в наследство земельный участок. Перед смертью бабушка истца заключила договор аренды по этой земельного участка на 10 лет, однако договор был зарегистрирован после смерти арендодателя. Истец считал, что зарегистрирован почти через месяц после смерти бабушки договор следует считать таким, что не прошел государственную регистрацию, не вступил в силу и не является заключенным, потому просил признать этот договор неправомерным, что не вступил в силу, и таким, который не был заключен, а также вернуть ему земельный участок из чужого незаконного владения.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор не вступил в силу и является незаключенным, поскольку этот договор был зарегистрирован после смерти арендодателя. Также дополнительным решением суд отказал в удовлетворении искового требования о признании договора неправовым документом, таким, что не вступил в силу, и таким, который не был заключен, поскольку законом не предусмотрено такого способа защиты права.

Апелляционный суд пришел к иному выводу и решение суда первой инстанции отменил. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что ответчик на законных основаниях пользуется земельным участком, поскольку договор аренды вступает в силу с момента государственной регистрации, а правовые основания для признания этого договора аренды земли неправомерными и таким, что не вступил в силу, не был заключен, отсутствуют .

Истец подал кассационную жалобу на решение апелляционного суда.

Поскольку позиция Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда не отвечала постановлении коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда, дело было передано на рассмотрение Объединенной палаты Кассационного гражданского суда.

Так, в постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда от 23 мая 2018 по делу № 704/1551/16-ц сделан вывод о том, что стороны договора, придя к согласию относительно существенных условий договора аренды земли скрепляют его своими подписями, что и является моментом заключения договора, поэтому нет оснований для признания договора аренды земли недействительным на том основании, что регистрация договора была осуществлена ​​после смерти арендодателя, указанное не влияет на недействительность договора.

Объединенная палата Кассационного гражданского суда не нашла оснований для отмены решения апелляционного суда.

Суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с частью первой статьи 638 ГК Украины договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора. Существенными условиями договора являются условия о предмете договора, условия, которые определены законом как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению хотя бы одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Если сам договор предусматривает передачу имущества или другие действия, он считается заключенным с момента совершения соответствующего действия (часть первая – вторая статьи 640 ГК Украины) .С учетом указаны предписания нельзя считать незаключенным договор после его полного или частичного выполнения сторонами.

К таким выводам пришла и Большая Палата в постановлении от 5 июня 2018 по делу № 338/180/17 (производство № 14-144цс18).

Объединенная палата КЦС отметила о основательность выводов апелляционного суда, спорный договор аренды был заключен и подписан при жизни арендодателя, выполнялся сторонами, его регистрация после смерти собственника земельного участка не свидетельствует о его неукладенисть, условиями договора не предусмотрено автоматическое прекращение аренды в свя связи с переходом права собственности на земельный участок, договор продолжал выполняться и истцом, который приобретя права собственности на земельный участок, заключил дополнительный договор с арендатором об условиях догов ору.

Также напомнила Объединенная палата КЦС и о доктрине venire contra factum proprium (запреты противоречивого поведения), которая была применена Большой Палатой Верховного Суда в постановлении от 5 июня 2018 по делу № 338/180/17.

Объединенная палата КЦС отметила, что действия истца, заключил дополнительное соглашение к договору аренды земли, а затем предъявляет иск о признании договора аренды земли незаключенным, противоречит его предшествующему поведению (заключению дополнительного соглашения и получению платы за пользование земельным участком) и является недобросовестным (постановление от 10.04.2019 по делу № 390/34/17).

CategoryНовости
Write a comment:

*

Your email address will not be published.

logo-footer